Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Анализ предлагаемых изменений в анти-экстремистское законодательство

Юлия Стасюк
5 марта 2021 Года

18 февраля 2021 года в телеграм-каналах появился проект изменения закона «О противодействии экстремизму». Данные изменения касаются трёх аспектов:

1. расширение сферы действия данного закона;

2. процедурные моменты;

3. идеологические установки.

1. Ранее правозащитные организации критиковали чрезмерно широкое и неточное определения «экстремизма», куда попадают и такие действия как «террористический акт» и публикация портрета Адольфа Гитлера. В беларуском законе не идёт разговор о «насильственном экстремизме», такой термин не используется. В предложенном проекте закона «экстремистской деятельностью» кроме политических партий, общественных и религиозных организаций добавляют таких акторов как Иностранные и международные организации

  • Профессиональные союзы;
  • Формирования (сообщества, группы граждан);
  • Средства массовой информации;
  • Индивидуальные предприниматели.

К списку экстремистской деятельности прибавилось ещё 4 пункта:

  • Содействие экстремистской деятельности, прохождение обучения или подготовку для участия в экстремистской деятельности;
  • Оскорбление или дискредитацию органов государственной власти и управления, представителя власти;
  • Дискредитация Республики Беларусь;
  • Нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий;

Также три пункта расширились:

разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни дополнилось фразой «в том числе совершение с указанными целями противоправных деяний против общественного порядка и общественной нравственности, имущества, здоровья, личной свободы, чести и достоинства, уклада семейных отношений»;

организацию и осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма + стало «сопряжённых с повреждением или уничтожением имущества, захвата зданий и сооружений, иных действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них» по мотивам расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, политической или идеологической вражды;

распространение экстремистских материалов дополнилось фразой  «в том числе экстремистской символики», а равно на изготовление, издание, хранение или перевозку в целях распространения таких материалов.

В соответствии с последним пунктом расширилось и определение «экстремистских материалов», где в первую очередь идёт разговор про «экстремистскую символику и атрибутику» — нововведение данного законопроекта. Важное дополнение в определении  о том, что это информационная продукция, «предназначенная для публичных демонстраций и  использования, публичного распространения либо распространенная любым способом, с целью вовлечения в экстремистскую деятельность  и ее пропаганды, а также любое иное имущество, в том числе денежные средства, оборудование и материалы, технические средства, в том числе программное обеспечение, в отношении которых имеются основания полагать, что они используются или могут быть использованы для подготовки, осуществления экстремистской деятельности или для её пропаганды, и признанные экстремистскими материалами по решению суд, в том числе в отношении нацистской символики и атрибутики – международными военными трибуналами и судами».

Определение «экстремистской организации» дополнилось словами «либо оказывающая иное содействие экстремистской деятельности».

Ещё одно нововведение – термин неонацизм:

«Неонацизм – идеология и практика политических или общественных движений, возникших после Второй мировой войны, исповедующих национал-социалистические и близкие к ним взгляды».

Термин о нацистской символике и атрибутике превратился в «экстремистский», теперь это могут быть граффити и логотипы, а также статья дополнилась ссылками на авторское право.

Также расширился список органов, которые противодействуют экстремизму – теперь это также органы юстиции, органы финансовых расследований и орган финансового мониторинга и местные органы власти и управления.

Впервые в Беларуси на законодательном уровне прописывается защита персональных данных, но только такие как «персональные данные о должностных лицах государственных органов, осуществляющих противодействие экстремизму, являются конфиденциальными».

На время приостановления длительности организации прокурорами также запрещают дополнительно:

  • выдвигать кандидатов на выборные должности, участвовать в предвыборных кампаниях, выборах и референдумах;
  • проводить съезды, конференции, общие собрания.

Дополнительно законопроект предусматривает ограничения на 5 лет следующие:

  • индивидуальным предпринимателям, признанных экстремистскими, регистрироваться снова как ИП;
  • после отбытия наказания в рамках уголовного преследования по «экстремистским статьям» запрещается заниматься медицинской, педагогической, издательской деятельностью; заниматься деятельностью, сопряжённой с оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ; совершать финансовые операции на сумму свыше 2000 базовых величин без прохождения особого контроля (не указано, какого); занимать государственные должности.

2. Из процедурных моментов закон предлагает основным органом по противодействию экстремизму сделать комитет государственной безопасности (КГБ). Больше органов может выносить предписание при подозрении подготовки к экстремистской деятельности (ранее только прокуратура), а повторное предписание становится основанием для прекращения деятельности организаций, СМИ и индивидуальных предпринимателей, которые сейчас должны принимать меры на протяжении месяца по предотвращению экстремизма.

Официальное предписание о запрете экстремистской деятельности выноситься на протяжении 3 суток. Повторное официальное предупреждение и предписание может быть основанием для ликвидации организации.

Более развернуто регламентируется приостановление деятельности зарегистрированных организации, представительств иностранных и международных организаций и индивидуальных предпринимателей – теперь это может происходить не только постановлением генерального прокурора, но и прокурорами  областей и города Минска. Они могут приостановить деятельность и направить в Верховный суд заявление о признание экстремисткой организации и о закрытии, также могут предложить арестовать имущество.

Если зарегистрированные организации экстремистскими признаёт Верховный суд, то незарегистрированные «формирования» — по решению Комитета государственной безопасности (с возможностью обжаловать в суде).

Создаётся перечень экстремистских организаций, который ведёт КГБ – организаций, индивидуальных предпринимателей, их символики и атрибутики, и физических лиц, причастных к экстремизму. Основание попадания в список физических лиц — вступившей в силу приговор по «экстремистским» статьям. Порядок ведения и опубликования списка определяет Совет министров.

Проект закона предусматривает судебную процедуру обжалования предписаний, официальных предупреждений и решения КГБ, но не предусматривает процедуру обжалования внесения в список «террористов».

3. В законопроекте также присутствуют «идеологические установки» — например, органы, которые осуществляют регистрацию политических партий, общественных и религиозных организаций организаций, должны проводить «оценку рисков возникновения и последствий развития деструктивных процессов в обществе». В определении «экстремизма» появляются такие слова как «семейный уклад», а в последней статье говорится о том, что «Использование сетей электросвязи общего пользования, в том числе в сети  Интернет,  для  осуществления  экстремистской  деятельности,  не допускается». Также запрещается использование «национальных историко-культурных ценностей» для «призывов к экстремистской деятельности» (например, разговор может идти про изображение исторического герба Погони).

Что это будет может означать на практике и что не так с этим законодательством

В 2020 году использование антиэкстремисткого законодательства превратилось основой для борьбы с инакомыслием и механизмом ограничения в правах на свободу высказывания мнения, свободу собраний и объединений, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах. Предложенные изменения позволят назвать «экстремистскими» не только любые формы проявления мирного протеста, но и всю деятельность гражданского общества – в первую очередь из-за широких формулировок и большого спектра полномочий государственных органов. Акцент на «формированиях», которые смогут быть признанными экстремистскими по решению КГБ, ставят под угрозу любые возможности самоорганизации и солидаризации граждан, в том числе в ответ на репрессии и грубые нарушения прав человека.

Очевидно, что будет преследоваться любая попытка использования бело-красно-белого флага и герба Погони, а также все осужденные за «массовые беспордяки» либо за повторное участие в акциях попадут в список «экстремистов» с ограничением в ряде прав на 5 лет после отбытия наказания. 

В связи с этим мы считаем недопустимым принятие изменений в антиэкстремисткое законодательство, а требуем:

  • отказаться от практики преследования граждан за любые проявления инакомыслия в мирной форме, освобождение политических заключённых, гарантирования прав на свободу высказывания мнения, свободу собраний и объединений;
  • привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами в целях недопущения произвольного применения ограничений права на свободное выражение мнения, в том числе отменить «антиэкстремистские»   законы   в   их   нынешнем   виде (признать утратившим силу Закон «О противодействию экстремизму»,  декриминализировать ч.1  ст.130 уголовного кодекса, статьи 361-1, 362-2 и все диффамационные статьи (ст.188, 189, 367, 368, 369, 369-1, 391 и 370) уголовного кодекса);
  • при определении допустимости ограничений свободы выражения мнения руководствоваться международно-правовыми обязательствами Республики Беларусь — в первую очередь статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, обязательствами в рамках ОБСЕ с учетом их трактовки Комитетом ООН по правам человека и Европейским судом по правам человека. Также принимать во внимание нормы Кемденских Принципов по свободе выражения мнения и равенства, Рабатского плана действий по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, а также Йоханнесбургских принципов национальной безопасности, свободы убеждений и доступа к информации.