Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Результаты наблюдения за судебным процессом в отношении блогера Павла Спирина

Яна Гончарова
8 февраля 2021 Года

1. О мониторинге

С 25 января по 5 февраля 2021 года в Минском городском суде проходило рассмотрение уголовного дела в отношении блогера Павла Спирина, обвиняемого в совершении преступления по части 1 статьи 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь («Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, реабилитация нацизма») за размещение на его Youtube-канале двух авторских видео-роликов: «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси. Карт-бланш на садизм» и «Грань». По приговору суда Павел получил четыре с половиной года лишения свободы в условиях общего режима (из максимальных 5) и взыскание 1010 рублей в качестве процессуальных издержек.

Правозащитная организация Human Constanta в рамках направления недискриминации изучает тему применения антиэкстремистского законодательства, в том числе проводит мониторинги судебных заседаний по статье 130 Уголовного кодекса для соотнесения с международными стандартами в сфере права на свободное выражение мнения и законных ограничений такого права.

По данному делу мы провели мониторинг судебного процесса с очным присутствием на судебных заседаниях в суде первой инстанции. Также ранее мы уделяли внимание фильму «Грань» в обзоре за конец 2019 года и задержанию Павла в обзоре за июль-октябрь 2020 года.  

Задачами мониторинга были:

— выяснить, каким образом доказывается и понимается разжигание вражды и/или розни;
— насколько учитываются критерии для ограничения свободы высказывания мнения;
— на чём основывается обвинение.

Подготовка и проведение судебного мониторинга происходили на основании Справочного руководства для практиков «Мониторинг судебных процессов» от БДИПЧ ОБСЕ. Наблюдатели и наблюдательницы прошли профильное обучение о стандартах справедливого суда, организации судопроизводства, правилах поведения в судах, а также по теме антиэкстремистского законодательства. При мониторинге они придерживались принципов наблюдения: невмешательства, профессионализма, объективности и беспристрастности, личной безопасности. Во время мониторинга проходила аудиофиксация процесса и ежедневное заполнение мониторинговой анкеты.

2. Описание дела и отдельные аспекты судебного разбирательства

Судебный процесс проходил под председательством судьи Дины Кучук. В первый день судебных заседаний в зал не смогли попасть около 70 человек. Государственный обвинитель Антон Тюменцев в качестве обвинения указал 2 эпизода:
1. Размещение на своем канал в Youtube «Павел Спирин» 14 июня 2019 года изготовленного ролика длительностью 31 минута 14 секунд с названием «Грань 2019. Фильм Павла Спирина», а именно:

«имея умысел на умышленные действия, направленные на возбуждение иной социальной вражды и розни по признаку иной социальной принадлежности, придерживаясь и разделяя идеи создания неприязни и нетерпимости и негативного отношения неопределенно широкого круга лиц… к должностным лицам государственной власти Республики Беларусь, сотрудникам Министерства внутренних дел Республики Беларусь, выразившиеся в умышленных, обосновывающих и утверждающих высказываниях, побуждению к совершению насильственно-агрессивных действий посредством их оправдания и одобрения в отношении представителей групп, объединенных на основе профессиональной принадлежности (прокуроры, судьи, депутаты, высшие должностные лица Республики Беларусь и сотрудники МВД), желая распространить указанные идеи в отношении указанных представителей групп, т. е. действуя по мотивам разжигания иной социальной вражды и розни по признаку иной социальной принадлежности, …умышленно для хранения, распространения, публичной демонстрации и возможного копирования неограниченному количеству лиц, разместил в свободном доступе в социальной сети Интернет, изготовленный ролик длительностью 31 минута 14 секунд с названием «Грань 2019. Фильм Павла Спирина», после чего продолжая свой умысел и желая привлечь внимание максимально широкой аудитории …17 июня 2019 года, …посредством размещения в социальной сети «Одноклассники» на странице аккаунта Павел Спирин умышленно для хранения, распространения, публичной демонстрации и возможного копирования неограниченному количеству лиц разместил в свободном доступе в социальной сети интернет-ссылку на изготовленный им вышеуказанный ролик, который решением суда Центрального района города Минска, был признан экстремистскими материалами в части разжигания социальной вражды или розни по отношению к сотрудникам центрального аппарата МВД РБ и государственным служащим (прокурорам, депутатам, судьям), содержащий высказывания побудительного характера по причинению вреда одной группой лиц по отношению к другой группе лиц, объединенной по признаку сотрудник милиции, Министр внутренних дел, а также призывающим к насилию в отношении представителей отдельных групп (высшие должностные лица, прокуроры областей и их заместители, депутаты Парламента,  заместители председателя Верховного Суда, иные должностные лица, …который просмотрело не менее 313 тысяч пользователей, оставив негативные комментарии, разделяющие идеи автора в отношении вышеупомянутых лиц. Указанными действиями Спирин совершил преступление по ч. 1 ст. 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь».

2. Аналогичное обвинение в связи с размещением 22 августа 2020 года видео 18 минут 41 секунда с названием «Жуткая тайна генпрокурора. Карт-бланш на садизм»: в том числе «высказывание „Люди сейчас задают мне очень много вопросов — откуда у ОМОНовцев такая невероятная звериная жестокость? Как можно изнасиловать человека дубинкой, а потом заставлять эту дубинку облизывать? Как можно калечить людей так, чтобы это потом приводило к ампутации конечностей. Т. е. ОМОНовцы по приказу генералов били и калечили людей, делали это не за идею: одни делали это ради жилья, другие — ради удовлетворения своих садистских наклонностей“, высказывание „Это когда подонок с нашивкой ОМОН засовывает тебе в анальный проход милицейскую дубинку, а ты должен терпеть, улыбаться и молчать“».

Павел Спирин свою вину не признал, говорил о высказывании мнения и отсутствия умысла к насильственным призывам, а в ходе судебных прений утверждает, что до настоящего уголовного преследования, три раза отказывалось в возбуждении уголовного дела против него по фильму «Грань», внесенный в Республиканский список экстремистских материалов ещё в октябре 2019 года, а также что никто из чиновников не обратился с заявлением на его фильм и не давал показания об угрозах.

Говоря о комментариях под видео, Павел отметил, что гособвинитель приводит лишь подборку из нескольких десятков комментариев, а под каждым видео находится более трех тысяч таковых. По мнению, Павла обвинение взяло единичные проценты комментариев и хочет выдать их за мнение большинства пользователей, причем обвинение не приводит никаких доказательств, что все негативные комментарии не мог оставить один и тот же человек, но зарегистрированный под разными именами.  Также, Павел упомянул, что опрос одного из свидетелей, которые оставляли комментарии (свидетеля Блудова), выяснил, что ничего «ужасного» комментаторы своими высказываниями сказать не хотели. Более того, Павел упоминал, что физически не мог мониторить состояние комментариев и своевременно удалять враждебные и оскорбительные под своими видео ввиду их огромного количества (несколько тысяч). 

Спирин сделал акцент на том, что его видео не представляют собой разжигание вражды, а лишь жесткую критику. Более того, Павел упомянул, что его канал содержит не только видео с критикой, но и видео, которые могут оказывать позитивный эффект на общество. Также он считает, что вышеупомянутые видео нужно оценивать в совокупности со всеми его видео на канале, так как, например, на его канале есть видео про ОМОН, в котором никто не усмотрел разжигание вражды и смысл которого, что, напротив, не ОМОН зло. Также Павел заявил, что вышеупомянутые высказывания про ОМОН относятся не ко всем представителям данной группы, а лишь к тем, кто не выдержал психологической нагрузки (после идеологической работы с ними) и тем, кто способен на ужасные деяния, описанные выше в его высказываниях. Также Павел упоминает, что целью его видео является достижение справедливости и консенсуса в обществе. Своими видео Павел не намеревался вызвать негативную реакцию в отношении вышеупомянутых групп — он старался учесть интересы всех граждан.

Павел уточнил, что вопросы, которые он поднимал в вышеупомянутых видео стоят особенно остро и их актуальность не потеряна.

Также Спирин указал, что преступление, предусмотренное статьей 130 Уголовного кодекса, относится к Главе 17 «Преступления против мира и безопасности человечества», однако, по его мнению, никакого вреда миру и безопасности он не нанес.

Также по мнению прокурора «Жуткие тайны генпрокурора» Павел ставит под сомнение эффективность мирного характера протеста. Однако Павел утверждает, что мирный протест бесполезен, так как протестующих могут просто избить, а про насильственный протест Павел не упоминал в видео ввиду его изначальной недопустимости. 

2.1. Свидетели

Основным свидетелем обвинения в процессе являлся Полянин, который не явился на само заседание, но его показания были озвучены: после просмотра ролика «Грань», Полянин сделал вывод, что в нем имеется призыв к насильственным действиям к определенному кругу лиц, а также высказывания, оскорбляющие честь и достоинство отдельных лиц и групп по признаку профессиональной принадлежности. Это и  стало причиной его обращения в правоохранительные органы. У него сложилось впечатление, что ролик имеет экстремистский характер. Комментариев под видео не оставлял. 

В качестве свидетеля со стороны защиты выступали Василий Бельмач, который отметил, что видеоролик «Грань» оказал на него и его знакомых положительное влияние. Он полностью согласен с мнением автора, которое высказывается в ролике, по поводу того, что наркотики являются злом, что многие приговоры по статье 328 Уголовного кодекса являются несправедливыми и что информации о борьбе с наркотиками не достаточно. Бельмач заявил, что критика МВД действительно имела место быть, однако она не является разжиганием социальной вражды. По видеоролику «Жуткие тайны генпрокурора», свидетель отметил, что предоставлял информацию блогеру в ходе его создания. Также Бельмач высказался о том, что, опять же, не увидел разжигания вражды в отношении ОМОНа, а лишь критику в их адрес. На вопрос государственного обвинителя о том, изменились ли взгляды свидетеля относительно депутатов, судей, прокуроров после просмотра фильма «Грань», Бельмач ответил, что его мнение осталось таким же, каким было до просмотра ролика (его мнение лишь подтвердилось). По поводу фильма «Жуткие тайны генпрокурора», свидетель заявил, что его мнение относительно сотрудников ОМОНа не изменилось под действием видео Павла Спирина, а «изменилось благодаря тому, что он видел собственными глазами». Также свидетель отметил, что в данном ролике не может быть никаких призывов, так как в противном случае видео-хостинг YouTube заблокировал бы данные видеозаписи на своем ресурсе.

Свидетель Пугачев проводил проверку в отношении Спирина в 2019 году по распоряжению. Часть высказываний Пугачева приведены в видеозаписи в форме интервью (свидетель опроверг, что это интервью, а сказал, что это аудиозапись, которую сделал Спирин во время проведения проверки, о которой он не знал). Общий вывод ролика, по мнению Пугачева, — про наркотики.

Свидетель Хорута является дочерью жены, но суд не разрешил ей отказаться от дачи показаний и не признал как близкую родственницу. Она смотрела фильм «Грань», ей понравилось, как Павел раскрывает тему наркотиков и сообщает о больших сроках за наркотики.

Свидетель Калинков был со Спириным на одной встрече, где обсуждалась проблема наркотиков и антинаркотическая политика. Он предоставлял некоторые данные для видео (документы и сведения о способах продажи наркотиков, порядок легализации денег от их продажи, методы борьбы с наркотизацией). 

Свидетельница Котова была только понятой при обыске — её показания озвучивали.

Свидетель Блудов, оставивший комментарий под видеозаписями на хостинге YouTube, заявлял, что посмотрел лишь часть фильма «Грань», основным посылами которого, по мнению Блудова, были чрезмерно большие сроки лишения свободы в отношении молодых людей по статье 328 УК Республики Беларусь. В той части видеоролика, которую он просмотрел, Блудов негатива в отношении МВД не увидел.

Свидетельницей на судебном заседании была соседка Павла Спирина Байковская, которая знала его как председателя ЖСПК, а также была одной из понятых в ходе обыска квартиры Спирина. Впервые с деятельностью Павла в качестве блогера она познакомилась после того, как увидела видеозапись про случай в школе, где учится ее сын, когда малолетний ученик данной школы допрашивался сотрудниками милиции на территории школы без родителей (данное видео её впечатлило). Также она была знакома с некоторыми видео Спирина («Грань» и «Отчим»), однако не осуществляла просмотр его канала на постоянной основе. Свидетель отметила, что в видеозаписи «Грань» она увидела как блогер просто транслирует свое мнение.

Свидетельница Мацкевич Анастасия встречалась с сыном Спирина и проживала у них некоторое время: она вовсе не просматривала ни одного видео Павла, но была допрошена судом. 

Также в качестве свидетеля вызывался и непосредственно его сын, который периодически видел видео Павла, однако не интересовался данной тематикой и также как и девушка никаких фактов по сущности видеозаписей не привел. В качестве свидетельницы вызывалась также жена Павла Ирина, однако она отказалась от дачи показаний.

В самом начале процесса Павел Спирин заявлял письменное ходатайство опросить ещё двоих свидетелей, которые могли бы подтвердить зверства ОМОНа, о которых он говорит в видео: Шишлова Виталия (избивали после выборов, топили в воде, лили в лицо газ, насиловали кукурузным початком) и Овчарова Павла (избивали его самого, был свидетелем ножевого ранения сотрудником ОМОНа одного из задержанных, который не сопротивлялся). Оба свидетеля находятся в СИЗО-1. Прокурор протестовал против вызова этих свидетелей, поскольку они не смотрели фильмы Павла, судья отказала в удовлетворении ходатайства. Отказали и в приобщении письменных показаний Овчарова.

2.2. Экспертизы

2.2.1. Лингвистическая экспертиза.

Экспертка Государственного комитета судебных экспертиз Татьяна Лаврентьева заявила, что в видеозаписи под названием «Грань» имеются высказывания, в которых негативно оцениваются определенные лица по признаку профессиональной принадлежности — министр внутренних дел, министр здравоохранения и другие лица. Также эксперт заявила, что в видео присутствуют провокационные заявления, призывающие к насильственным действиям, направленным на причинение вреда одной группой лиц в отношении другой группы лиц, которые объединены по признакам «прокуроры», «судьи», «депутаты», «высшие должностные лица», «сотрудники органов внутренних дел». 

Лаврентьева также утверждала, что несмотря на то, что прямых призывов к насилию в видео не было обнаружено, побуждение к насильственным действиям было высказано другими речевыми приемами (косвенно, имплицитно). Несмотря на то, что эксперт соглашается с обвиняемым, что сущность различных реплик (побуждение или просто утверждение) зависит от субъекта восприятия, она все равно считает, что высказывания Спирина в контексте видеозаписи были именно побудительными. Павел же заявил, что считает выводы, сделанные экспертом о скрытых побуждениях, просто домыслами, а приговор суда, согласно уголовно-процессуальным нормам, не может быть основан на предположениях. 

Лаврентьева сделала выводы, что высказывание «Можно стоять на коленях возле нового здания Верховного Суда, с верхних этажей которого на просящих будут плевать судьи, или можете решать вопросы, в рамках закона. Теперь у многих возникает вопрос — с кем решать? Ответ прост: с теми кто все это позволяет, до кого сможете добраться, на прием. Если вашего ребенка избили, подбросили наркотики на территории города Минска можете решить по закону с высшими должностными лицами. Они живут в Центральном районе на улице Тихой и соседних. Заходите к любому жителю поговорить, здесь нет непричастных» имеет побудительный характер.  Данная фраза состоит из двух вариантов действий, первый из которых («стоять на коленях») неблагоприятный, нежелательный (небенефактивный),  что побуждает субъекта выбрать второй вариант («решить вопросы», «зайти к жителю поговорить»), более благоприятный (бенефактивный), в чем и состоит призыв. 

Также до вышеупомянутого высказывания приводится пример гражданина Колоева, который совершил убийство авиадиспетчера, по вине которого разбилась в авиакатастрофе его семья. Тем не менее, через некоторое время после совершенного убийства, Колоев был назначен на одну из руководящих должностей. Данный вариант, по мнению эксперта, преподносится как положительный пример, который скрытно дополняет вариант «прийти в гости» предыдущего высказывания  (этот пример, по мнению эксперта, делает данный вариант более благоприятным) и вкупе с ним представляет собой побуждение к совершению насилия. Также в высказываниях не было корректирующих вставок, реплик или маркеров (с какой целью он привел данный пример). Из-за того, что автор приводит пример с Колоевым, последующая реплика «решать вопросы» приобретает побуждающий к насилию характер.

Павел же, в ходе судебных прений заявил, что его фильм представляет множество вариантов действий и основной упор делается на действия в рамках действующего законодательства, а также заявил, что не понимает каким образом вариант с Колоевым будет желательным, если «судьи Верховного Суда будут вести себя порядочно, не будут плевать на людей с этажей, а будут рассматривать дела в соответствии с действующим законодательством».  Прокурор в ходе судебных прений отметил, что Лаврентьева уверена, что высказывания не могут трактоваться двояко.  

Судья также спросила, почему автор никак не стремился придать хоть какой-то негативный окрас действиям Колоева (что Колоев понес наказание за свое деяние; что в общем такие деяния наказуемы). Павел ответил, что «незнание закона не освобождает ответственности» и в своих высказываниях данным описанием он всего лишь провел сравнение с детьми, осужденными по 328 УК («что еще не все потеряно»), а также еще раз указал, что хотел просто показать, что не стоит доводить людей до отчаяния.

Павел Спирин говорил, что вкладывал в пример с Колоевым следующий смысл: не следует человека доводить до отчаяния, иначе в таком состоянии он готов на что угодно. Также в ходе ответов на вопросы прокурора, Павел заявил, что если не будет работать закон в отношении каждого, кто обращается за справедливостью, то люди могут начать игнорировать закон — пример Колоева тому доказательство. Эксперт такого смысла в своей экспертизе не увидела. 

Также Павел утверждал, что просьба (во фразе упоминаются «просящие») не приведет к решению проблемы, нужны какие-либо действия, в том числе юридические. Если люди считают, что в отношении них был вынесен несправедливый приговор, то, по мнению Павла, такие люди имеют гражданское право более активно отстаивать свои права. 

Также было проанализировано понятие «посетить на приеме». Экспертом было замечено, что прием должен быть обозначен как официальный, чтобы избежать понимания данного выражения, как совершения насилия. Хоть и эксперт упоминала, что недосказанность в целом характерна для обычной речи, она считает, что любая недосказанность корректируется контекстом, чего в данном видео не произошло, а какие-либо корректирующие реплики отсутствуют (по мнению эксперта, реплика «в рамках закона» не является корректирующей). Эксперт указывает, что Павел не упоминает цель данного «посещения» (что, к примеру, нужно приходить для диалога), что также приводит к тому, что такое высказывание принимает форму побуждения к насилию в соответствующем контексте. Эксперт уточнила, что призыв, по ее мнению, был направлен на совершение убийства представителей вышеупомянутых групп.

2.2.2. Социально-психологическая экспертиза

Эксперт-психолог Дмитрий Акалович, сотрудник Управления судебно-психиатрических экспертиз по Минской области, в своей экспертизе установил, что видеозаписи  «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм» и «Грань» формируют у интернет пользователя враждебную социально-психологическую установку, которая выражается в негативном отношении, признанию правильности и приемлемости совершения насильственно-агрессивных действий посредством их оправдания и одобрения  в отношении представителя группы лиц, объединенных по признаку профессиональной принадлежности. В первом видеоролике такой группой являются сотрудники ОМОН, а в видеоролике «Грань» эксперт установил враждебное отношение не только к группам (указаны в первичном обвинении), но и даже к конкретным должностным лицам, например к экс-министру Министерства внутренних дел Игорю Шуневичу. 

Эксперт заявил, что высказывания Павла в отношении ОМОНа являются негативной оценкой их профессиональной деятельности, которая связана с выполнением ими профессиональных обязанностей, однако ввиду того, что эта оценка была предъявлена публично, она перестает быть личной оценкой. Также, на вопрос видит ли он конкретный призыв к действиям, эксперт отвечает, что данный аспект он не оценивает.

В ходе судебных прений Павел заявил, что не понимает как он может разжигать вражду в отношении сотрудников МВД, если в этом же видео, он прямо обращается к сотрудникам, которые считают себя честными, которых Спирин просит не увольняться, а продолжить защищать людей, т. е. поддерживает данных сотрудников.

2.2.3. Независимая экспертиза

Павел Спирин заявил ходатайство о приобщении к материалам дела независимой экспертизы Дмитрия Дубровского, являющегося специалистом по проведению специальных судебных экспертиз в области языка вражды и преступлений на почве ненависти. Эксперт отметил, что в видеозаписи «Грань» присутствуют негативные оценки людей по признаку фальсификации ими наркотических дел, однако данные группы людей не составляют социальных групп, которые должны защищаться законом. По фильму «Жуткие тайны генпрокурора» эксперт также отметил, что в нем имеются негативные оценки людей (генералов; омоновцев, применявших пытки) по признаку применения ими неправового насилия и пыток в отношении мирных граждан. Тем не менее, по мнению эксперта, во всех фильмах отсутствуют высказывания, содержащие лингвистические признаки побуждения к насильственным действиям в отношении группы лиц или какой-либо социальной группы, а также не содержат признаков оправдания применения противоправных действий в отношении  какой-либо социальной группы.

3. Международные стандарты свободы высказывания

При доказывании виновности судом не были учтены ряд факторов, описанные в Кемденских Принципах по свободе выражения мнения и равенства (2009 г.) и Рабатском плане действий по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (2012 г.). Согласно этим документам, при определении порога серьёзности высказывания следовало учитывать 6 факторов:

  1. Контекст высказывания. Здесь важно оценивать, есть ли в обществе конфликт, есть ли институциональная дискриминация в отношении социальных групп, которых затрагивает высказывание, каков медийный и политический ландшафт. 

В экспертизах и выступлениях обвинения не звучит вопрос, есть ли социальная напряженность в обществе и почему существует опасность именно для данных групп, а также с чем она связана. К тому же Павел ссылается на ряд своих других видео на канале, содержание которых не были учтены в судебном разбирательстве. В Постановлении Европейского суда по правам человека от 28 августа 2018 по делу № 10692/09 «Савва Терентьев против России» Суд не нашёл аргументации в том, почему сотрудники полиции являются «социальной группой» и почему они нуждаются в усиленной защите, и не признал их в качестве таковых. 

  1. Кем является автор, насколько он влияет на аудиторию и пользуется авторитетом, какова степень уязвимости и страха среди общин. 


Прокурор в выступлениях не делает акцент на  число подписчиков_ц у Павла Спирина, уточняет только у свидетелей, можно ли его считать видеоблогером, не даёт оценку охвату аудитории, в том числе в социальных сетях. Не звучало в суде и сведений о том, что Павел был доверенным лицом кандидатки на президентство Светланы Тихановской;

  1. Намерение — кроме намерения осуществить пропаганду ненависти и избрать мишенью какую-то группу, важно осознание последствий своих действий, то есть того, могут ли слова привести к насильственным последствиям.

Как только Павел узнал из СМИ о признании фильма «Грань» экстремистским, он сразу же удалил ссылки на фильм из всех социальных сетей. Прокурор узнавал мотивы создания роликов. В суде не звучали доказательства того, что у Павла были намерения разжигать вражду в отношении данных профессиональных групп;

  1. Содержание, форма и стиль высказывания, прямые и косвенные призывы к дискриминации, аргументация того, как аудитория понимает высказывание.

В данном случае содержание оценивали экспертизы, при этом государственные и независимая пришли к разным выводам. Прокурор в ходе судебных прений рекомендовал не принимать во внимание выводы независимой экспертизы ввиду того, что у эксперта историческое, а не лингвистическое образование, в связи с чем он некомпетентен рассматривать данный вопрос.

Лингвистическая экспертиза показала, что побуждения были непрямые, были в достаточной степени рассмотрены формы побуждений и их стиль. Характер побуждения, по мнению эксперта, наиболее серьезный —  совершить убийство упомянутых лиц. В ходе социально-психологической экспертизы было выяснено, что оба видеоролика формируют негативное отношение к определенным группам лиц, а анализ наличия побуждения лежит вне компетенции данной экспертизы. Независимая экспертиза показала, что видео является журналистским расследованием и содержит критику определенных групп, однако в высказываниях Спирина отсутствует побуждение к насильственным действиям.

По мнению прокурора высказывания Павла являются категоричными и Павел излагает факты в своем видео как установленные (т. е. не ставит под сомнение их правдивость). Павел утверждает, что психологический посыл данного видео не повлечет побуждения к насильственным действиям, а лишь побудит людей не поступать подобно тому как поступают сотрудники ОМОН.

Прокурор в ходе судебных прений заявил, что суд, при назначении наказания, должен учесть характер и высокую степень опасности «совершенного преступления».

Суд в результате опирался на заключения государственных экспертов_к.

  1. Степень и значимость, публичность высказывания, какими средствами высказывание осуществлялось, его интенсивность и масштаб.

    В обвинительной речи прокурора звучало, что ролик размещён для «неопределенно широкого круга лиц, проживающих на территории Республики Беларуси и за ее пределами». В обвинении упор был сделан на сам факт публикации видеоролика, а не на отдельные фразы и призывы.
  2. Причинение вреда. Если высказывание привело к последствиям, то это может быть отягчающим обстоятельством.

    В суде не оценивались реальные последствия публикации в контексте насилия над приведенными профессиональными группами и взаимосвязи с видеороликами.

Таким образом, контекст высказывания, значимость и возможное причинение вреда оценены не были. В связи с этим сложно оценить реальный порог серьезности данных публикаций. Сам по себе публичный статус и открытый доступ не гарантирует уровень общественной опасности. Также не звучала попытка соотношения права на свободу высказывания и допустимых ограничений этого права.

Согласно статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору». Ограничение данного права должно быть предусмотрено законом в связи с определёнными целями: (a) для уважения прав и репутации других лиц; b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Также такие ограничения должны быть необходимы в демократическом обществе. Аргументация по данным критериям в суде не проводилась. Стоит отметить, что правозащитные организации выступают с критикой нечеткости формулировки статьи 130 Уголовного кодекса, где оценка «разжигания вражды и/или розни» может происходить произвольно, в том числе и по политическим мотивам преследования в отсутствие права на справедливое судебное разбирательство. К тому же отсутствует чёткая граница между административной ответственностью за распространение экстремистских материалов (ст. 17.11 КоАП) и уголовным преследованием с серьёзной санкцией до 5 лет лишения свободы.

4. Заключение и рекомендации

  1. В первый день судебного заседания было ограничено право на гласность судебного процесса в связи с тем, что около 70 человек не смогли попасть на рассмотрение дела из-за небольшой вместимости зала;
  2. Судебный процесс проходил односторонне — суд не учёл ни показания свидетелей со стороны обвиняемого, ни независимую экспертизу, проведённую по его инициативе;
  3. При обвинении в умышленном разжигании вражды или розни судом не в полной мере учитывались международные стандарты свободы высказывания мнения (ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах), а также не применялись Кемденские Принципы по свободе выражения мнения и равенства (2009 г.) и Рабатский план действий по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (2012 г.).
  4. Преследование Павла Спирина носит политически мотивированный характер, наказание безосновательное и чрезмерно суровое для политической критики.

Рекомендации:

Следственным органам, экспертным комиссиям и судам:

Верховному Суду Республики Беларусь

  • отменить приговор Минского городского суда от 5 февраля 2021 года в отношении Павла Спирина и воздержаться от преследований по политическим мотивам;
  • изучить практику применения ст. 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь и вынести постановление Пленума с разъяснениями, в том числе с использованием ссылок на международные стандарты, а также ввести критерии разграничения таких уголовных дел и дел об административных правонарушениях по статьям 17.10 и 17.11 КоАП.